Н.В.Латова ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ КАК НЕФОРМАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ


Изучение российской экономической ментальности как детерминанты экономических отношений в постсоветской России требует обязательного ответа на три методологических вопроса: что такое "экономическая ментальность"? что такое "национальная экономическая ментальность"? каковы особенности российской экономической ментальности? Что такое "экономическая ментальность "?
Экономическая ментальность как элемент духовной культуры. Термин "ментальность" имеет латинские корни (mens, mentis - сознание, мышление, ум, рассудок), из латыни он был воспринят немецким (die mentalitat - образ мысли, склад ума), английским (mentality - умственное развитие, склад ума, умонастроение) и французским (mentalite - направление мыслей, умонастроение, направленность ума, склад ума) языками. Во всех трактовках понятие ментальности напрямую связывают со способом мышления, восприятия окружающего мира.
Огромной популярностью среди современных обществоведов это понятие обязано, прежде всего, французской историографической школы "Анналов". Именно французские историки межвоенного периода начали широко применять это понятие для работы с историческими документами, демонстрируя с его помощью необходимость вживаться в образ мышления изучаемой ими культуры. М. Блок и Л. Февр использовали понятие ментальности, изучая внутренний мир людей других эпох (Блок - людей эпохи раннего средневековья, а Февр - периода Ренессанса). С легкой руки этих всемирно известных историков понятие "ментальность" стало после Второй мировой войны широко востребованным и другими обществоведами (прежде все-
Латов Юрий Валериевич, к.э.н., доцент кафедры институциональной экономики Государственного университета-Высшей школы экономики,
Латова Наталия Валериевна, научный сотрудник Института социологии РАН, г.Москва, Россия.

го, этнопсихологами). Они постепенно стали заменять им не только популярное ранее понятие "национальный характер" но и другие синонимы этого явления, бытовавшие в их среде, - "дух народа", "психология народов", "коллективное бессознательное" и т.д. Заслугой школы "Анналов" стало не просто изучение ментальных характеристик, а восприятие их как некоей единой системы, регулирующей поведение членов крупных социальных групп (сословий, этносов, конфессий и т.д.).
Хотя широкое применение термина "ментальность" длится более полувека, однако единства в его определении как не было, так и нет. Этим понятием пользуются практически все общественные науки, и каждая при этом выделяет что-то свое.
Наиболее общепринятыми являются следующие характеристики ментальности. Ментальность выступает одной из характеристик социума в целом. Отдельные члены того или иного общества являются носителями и выразителями его ментальности, но, как правило, не целиком, а отдельных ее черт. В целом ментальность выступает как некое обобщение или абстракция. Ментальность является результатом исторического развития социума и рассматривается как наиболее фундаментальная часть его культуры. Ментальность - это скрытая, глубинная, безотчетная, неот- рефлектированная часть общественного сознания, вследствие чего она противопоставляется идеологии как четко осознанной и теоретически разработанной сферы культуры. Содержанием ментальности являются, прежде всего, латентные ценностные ориентации, а также ряд иных элементов (мыслительные, поведенческие, эмоциональные стереотипы; картины мира и восприятие себя в мире; всевозможные рутины сознания; и т.п.). Ментальность - это устойчивая общественная характеристика. Чем крупнее изучаемая общность (микро-группа, рабочий коллектив, городское сообщество, этническая группа, государство и т. д.), тем ниже темпы изменения ее ментальности.
Экономисты долгое время не проявляли интереса к изучению ментальности. С XIX в. в экономической науке господствовала модель человека как своеобразного "живого компьютера", нацеленного везде и всюду на эффективное удовлетворение личных интересов (модель homo economicus). Очевидные для психологов и социологов
истины, что человек не всегда рационален, а если и рационален, то не так, как компьютер, экономистами игнорировались. Еще менее их интересовала сложная и переменчивая диалектика личных и общественных интересов.
Ситуация стала постепенно меняться лишь во второй половине XX в. благодаря трудам Г.Саймона, Д.Канемана, экономистов- институционалистов. В современной экономической науке пробивает дорогу понимание того, что цели деятельности людей и выбираемые ими пути их достижения могут сильно различаться в разных странах и в разные эпохи в зависимости от того, какова экономическая ментальность людей. Именно в ментальности заложены корни многих поступков и поведения людей в хозяйственной жизни.
Экономическая ментальность (хозяйственная культура) - это ценности и нормы хозяйственного поведения, характерные в той или иной степени для представителей какой-либо группы.
В экономической ментальности представлена та часть культуры, которая дает человеку возможность ориентироваться в деятельности, связанной с производством потребительских ценностей.
Структура экономической ментальности. По поводу структуры экономической ментальности общепризнанной научной позиции пока не существует. Мы прелагаем выделять внутри экономической ментальности три группы норм - регулирующие личное поведение индивида, его взаимоотношения со "своими" и с "чужими". Важнейшими составляющими экономической ментальности при таком подходе являются стереотипы потребления, ценностно-мотивационное отношение к труду и богатству, нормы и образцы социального взаимодействия, организационные формы хозяйственной жизнедеятельности, степень восприимчивости к чужому /зарубежному опыту (Рис. 1).
Экономическая ментальность представителей разных социальных групп не одинакова. Данный тезис, казалось бы, противоречит аксиоматической установке современной экономической теории, в которой главным принципом рациональной жизнедеятельности всех людей считают максимизирующее поведение. Это значит, что, принимая ответственные решения, индивид (или коллектив как совокупность индивидов) стремится либо максимизировать свою выгоду от использования ограниченных ресурсов, либо минимизировать затраты ресурсов при достижении необходимого результата. Следует, однако, помнить, что для человека всегда важно не только быть бога
тым (иметь много потребительских благ), но и "сохранять свое лицо" в глазах окружающих. Следовательно, максимизирующее поведение предполагает максимизацию как дохода, так и престижа. Но если доход трактуется более-менее одинаково ("доллар - он и в Африке доллар!"), то понимание престижа в разных социальных группах может сильно различаться. Поэтому различия в хозяйственной культуре ведут к различиям в максимизирующем поведении.
Рис.1. Структура экономической ментальности
Рис.1. Структура экономической ментальности


Стереотипы потребления. Представления о нормальном потребительском бюджете и о желательных тенденциях его изменения могут варьироваться в очень широких пределах. На одном полюсе - психология престижного потребления, характерная, например, для американского образа жизни, где принято регулярно обновлять потребительские блага (одежду, машины и т. д.) по мере того, как они выходят из моды. Испытывающий постоянный "потребительский голод" средний американец стремится выглядеть богаче, чем он есть на самом деле. На противоположном полюсе - психология прожиточного минимума, характерная в особенности для отсталых народов Африки. В этом случае объем потребительских благ, необходимых для человека, традиционен и мало подвижен. Обеспечив свои минимальные потребности, работник теряет интерес к увеличению доходов.
Максимизирующее поведение наблюдается в обоих случаях, но

результаты будут принципиально разными. Американец считает необходимым обеспечить себе максимально возможный доход, который будет использован для покупки престижных новинок. Африканец же сочтет полезным сокращать рабочее время, необходимое для обеспечения стандартного потребительского набора. Разные стереотипы потребления обусловливают и разные подходы к производству: либо больше работать и больше получать, либо работать как можно меньше, обеспечивая стандартные потребности.
Ценностно-мотивационное отношение к труду и к богатству (трудовая этика). Важнейшим и одновременно наиболее легко фиксируемым компонентом хозяйственной культуры является ценностно-мотивационное отношение к труду и к богатству (как к результату труда).
Труд может трактоваться и как унижающее занятие, и как единственно возможный путь самореализации человека. Соответственно, в одном случае труд выступает лишь как средство достижения цели, в другом же - как одна из целей жизнедеятельности нормального человека. Поэтому и желание "отсиживаться" на рабочем месте, и "трудоголизм" могут рассматриваться как разные варианты максимизирующего поведения.
Заработанное трудом богатство также может и приветствоваться, и осуждаться. В США, например, богатство есть своего рода национальный идол. При знакомстве с неизвестным человеком здесь интересуются, "сколько он стоит", делая отсюда выводы о его ценности как личности. Если в Америке богатство фетишизируется, то в России оно всегда морально осуждалось. Поэтому великая русская литература XIX в. не знает ни одного положительного образа предпринимателя и богатого человека, поэтому в XX в. такой широкой популярностью пользовался лозунг "экспроприации экспроприаторов". Естественно, что преклонение перед богатством или его осуждение не могут не влиять на максимизирующее поведение индивида, подстегивая его или ограничивая.
<< | >>
Источник: Нуреев Р.М. Постсоветский институционализм. 2005

Еще по теме Н.В.Латова ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ КАК НЕФОРМАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ:

  1. Экономическая ментальность как фактор зависимости от предшествующего развития
  2. КОНЦЕПЦИЯ ЭКСПОЛЯРНЫХ СТРУКТУР Т. ШАНИНА В ИССЛЕДОВАНИЯХ НЕФОРМАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ В.В. Самсонов
  3. Российская Академия Наук Институт философии. Рациональность как предмет философского исследования. - М.,. - 225 с., 1995
  4. Изучение национальной экономической ментальности
  5. О.В. Кочеткова, Р.М. Нуреев КОЛИЧЕСТВО ЗАМЕСТИТЕЛЕЙ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА КАК ИНДИКАТОР СОСТОЯНИЯ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ В 1990-Е ГОДЫ[28]
  6. Методика количественного анализа национальной экономической ментальности по Г. Хофстеду
  7. Дэниел Хаусман. Философия экономики - Антология, пер. с англ. — М.: Изд. Института Гайдара. — 520с., 2012
  8. В.М. Полтерович ТРАНСПЛАНТАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ[84]
  9. Российский город и его роль в экономике
  10. Ю. Г. Тамбиянц ЦЕРКОВНЫЕ ИНСТИТУТЫ в УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: РОССИЙСКИЙ опыт
  11. 4.4. Институт конституционных прав, свобод и обязанностей граждан Российской Федерации
  12. Экономические циклы и войны в мировой экономике
  13. Российский архив рабочих документов по экономике н социологии