Задать вопрос юристу

В.Я. ЗЕЗЕНКОВА МАТЕРИАЛЫ ПО АНТРОПОЛОГИИ ЖЕНЩИН РАЗЛИЧНЫХ ПЛЕМЕН И НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ (табл. 37 — 39)


В течение ряда лет мною проводились сборы материалов по антропологии различных народов и племен Средней Азии. В некоторых из этих сборов приняли участие студенты кафедры антропологии САГУ, работавшие под моим руководством.
Такие случаи отмечены в таблицах и указаны ниже в тексте. Все сборы велись по однотипным программам, принятым кафедрами антропологии Московского и Среднеазиатского государственных университетов.
Материалы! по антропологии исследованных нами мужчин приведены в публикуемой в настоящем сборнике работе Л. В. Ошанина «Антропологический состав населения Средней Азии и этногенез ее народов в свете данных антропологии». Поскольку в ней освещены основные теоретические вопросы, я на них не останавливаюсь. В данной статье, являющейся дополнением к названной работе Л. В. Ошанина, приводится фактический материал, подтверждающий наши основные выводы. Учитывая, что материалы по антропологии женщин Советского Союза, а равно и других стран, до настоящего времени крайне скудны, нам представляется целесообразным выделить полученные данные, охватывающие 1756 особей женского пола в возрасте от 18 до 60 лет, в самостоятельную статью.
Антропологические исследования женских групп проводились нами в различных республиках, областях и районах Средней Азии.
В 1944 г. мною собраньг материалы по антропологии кореянок (166 человек) в Среднечирчикском районе Ташкентской области. В 1946 г. мною проводилось исследование узбечек Хорезма (88 чел.), казашек (52 чел.) и каракалпачек (138 чел.) в Турткуле, Нукусе и Чим- бае. В 1947 г. частью мною, частью под моим руководством студентами кафедры антропологии САГУ были собраны материалы по антропологии киргизок (118 чел.), уйгурок (62 чел.) и дунганок (62 чел.) в Кантском районе Киргизской ССР, близ Фрунзе. В том же году мы исследовали казашек (98 чел.) в районе Алма-ата, узбечек (93 чел.) и уйгурок (101 чел.) в районе Ленинска (Ассаке) Наманганской области в Ферганской долине. Исследование населения Ферганской долины было продолжено в 1949 г. Во время этой экспедиции мы собрали в Наманганской области материалы по антропологии кипчачек (202 чел.), каракалпачек (115 чел.), таджичек (61 чел.) и узбечек (63 чел.).

В тех случаях, когда сборы велись с участием студентов, особое внимание уделялось описательным признакам, которые всегда отмечались под моим контролем. Весь собранный материал был в дальнейшем обработан нами обычными методами вариационной статистики.
Кроме исследованных нами групп, в наши сравнительно-антропологические таблицы вошли группы, исследованные студентками кафедры иод руководством Л. В. Ошанина в 1937 и 1940 гг., и материалы по антропологии туркменок племен теке (100 чел.) и гокленов (100 чел.), собранные проф. В. К. Ясевичем, принимавшим участие в экспедиции Л. В. Ошанина в Туркмению в 1929 г. За предоставление этих весьма ценных материалов приношу благодарность проф. Л. В. Ошанину и проф. В. К- Ясевичу.
По степени монголоидности весь наш материал может быть разделен на несколько групп, которые представлены в табл. 37. Для каждой группы приводятся взвешенные генеральные средние баллы (М), а равно минимальные (М min ) и максимальные (М шах ) средние баллы наиболее важных качественных признаков, дифференцированных между монголоидами и европеоидами. В группу типичных представительниц большой монголоидной расы вошли кореянки, дунганки, киргизки и казашки; в группу типичных представительниц европеоидной расы Среднеазиатского междуречья вошли таджички различных районов Ферганской долины и долин Пскема и Кок-су. Остальные исследованные нами группы располагаются между этими двумя крайними вариантами.
Наибольший процент эпикантуса отмечен среди кореянок, дунганок, казашек и киргизок различных районов (взвешенный средний процент 83,6). Очень часто этот признак встречается (42,9%) у каракалпачек и кипчачек, однако он отмечен в два раза реже, чем у представительниц монголоидной расы. Еще реже эпикантус встречается у узбечек, уйгурок (22,5%) и туркменок (23,5%). Наконец, минимальный процент эпикантуса отмечен у предгорных и равнинных таджичек (15,6%).
Таким образом, по этому признаку, который мы считаем своего рода индикатором монголоидности, в нашем материале может быть выделено пять групп: с явным преобладанием монголоидного компонента (кореянки, дунганки, киргизки, казашки); сильно монголизированных каракалпачек и кипчачек; слабо монголизированных представительниц европеоидной брахицефальной расы Среднеазиатского междуречья (узбечки и уйгурки); представительниц европеоидной долихоцефальной закаспийской расы, монголизированных примерно в той же относительно слабой степени (туркменки); типичных представительниц европеоидной брахицефальной расы Среднеазиатского междуречья, среди которых отмечается минимальный процент эпикантуса (таджички).

Другой не менее важный дифференциальный между монголоидами и европеоидами признак—горизонтальный профиль лица повторяет ту же последовательность. Судя по взвешенным генеральным, а равно минимальным и максимальным средним баллам этого признака, наибольшая плосколицость наблюдается у кореянок, дунганок, казашек и киргизок. Значительно менее плосколицы туркменки, а узбечки и уйгурки по этому признаку почти не отличаются от таджичек.
Та же последовательность отмечается в распределении средних баллов высоты корня и крыльев носа.

Таким образом, полученные нами данные о распространении монголоидных признаков среди представительниц различных этнических групп Средней Азии вполне соответствуют данным, полученным для мужских групп. Однако по остальным, приведенным в табл. 37, признакам, женские группы дифференцируются менее четко, чем мужские (табл. 6).
Качественные признаки каждой отдельно взятой исследованной нами группы представлены в табл. 38.
Среди групп с явным преобладанием монголоидного компонента наибольшая монголоидность наблюдается у кореянок, судя по наличию эпикантуса, горизонтальному профилю лица и высоте корня носа. Наибольший процент эпикантуса отмечен нами и у мужчин корейцев (90,9%). Из двух групп каракалпачек ферганские каракалпачки менее монголоидны, чем каракалпачки собственно Кара-Калпакии: у них реже встречается эпикантус, выше корень и крылья носа, они значительно менее плосколицы. Это также соответствует данным, полученным для мужских групп (сравн. табл. 5). Среди кипчачек эпикантус встречается реже, что нами отмечено и для кипчаков мужчин. По остальным признакам кипчачки близки к каракалпачкам и более монголоидны, чем узбечки и уйгурки.
В качественных признаках узбечек и уйгурок не отмечается никаких сколько-нибудь существенных различий. Обе эти группы относятся к одному и тому же типу с явным преобладанием европеоидной расы Среднеазиатского междуречья, но с примесью монголоидных признаков. Это вполне соответствует данным, полученным для мужских групп. Представительницы европеоидной закаспийской расы — туркменки монголи- зированы примерно в той же степени, в какой монголизированы обитательницы Среднеазиатского междуречья. Это также соответствует данным, полученным для мужских групп. Судя по наличию эпикантуса, не только узбечки, но и равнинные и предгорные таджички также подверглись процессу монголизации, хотя и в меньшей степени. То же отмечено у равнинных и предгорных таджиков междуречья.
По количественным признакам (табл. 39) намечаются различные типы среди монголоидных и слабо монголизированных женских групп.
В монголоидной группе выделяется стоящий на границе мезоцефалии более длинноголовый, узкоголовый и узколицый тип, свойственный дун- ганкам. Он вполне соответствует мезоцефальному типу мужчин дунган (табл. 36). Тип этот близок к монголоидной севернокитайской расе, выделяемой советскими антропологами. По остальным признакам переселившиеся с Дальнего Востока кореянки очень близки к брахицефальным, широкоголовым и широколицым представительницам южносибирской монголоидной расы, вошедшей в состав казашек и киргизок. Но качественные монголоидные признаки у кореянок выражены сильнее. Сглаженность монголоидности у казашек и киргизок, нашедшая свое выражение в понижении процента эпикантуса, меньшей плосколицости и повышении корня носа, вероятно, зависит от метисного характера южносибирской расы, сложившейся на территории Дешт-и-кипчака из явно преобладающего монголоидного компонента и предшествовавшего ему европеоидного.
Среди слабо монголизированных европеоидных групп по количественным признакам также выделяются два типа. Брахицефальный, относительно короткоголовый, широкоголовый и относительно широколицый европеоидный тип Среднеазиатского междуречья вошел в состав таджичек, узбечек и уйгурок. В количественных признаках представительниц названных этнических групп никаких сколько-нибудь существенных

отличий не наблюдается. От них явно отличаются туркменки, включившие в свой состав долихоцефальную длинноголовую, узкоголовую и узколицую европеоидную закаспийскую расу.
Таким образом, анализ расового состава исследованных женских групп вполне подтверждает результаты расового анализа, проведенного на мужских группах различных племен и народов Средней Азии.

<< | >>
Источник: Л. В. ОШАНИН и В. я. ЗЕЗЕНКОВА. ВОПРОСЫ ЭТНОГЕНЕЗА НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ В СВЕТЕ ДАННЫХ АНТРОПОЛОГИИ. 1953

Еще по теме В.Я. ЗЕЗЕНКОВА МАТЕРИАЛЫ ПО АНТРОПОЛОГИИ ЖЕНЩИН РАЗЛИЧНЫХ ПЛЕМЕН И НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ (табл. 37 — 39):

  1. Материалы по антропологии уйгуров и выбор сравнительных материалов по антропологии различных народов Средней Азии
  2. Л. В. ОШАНИН и В. я. ЗЕЗЕНКОВА. ВОПРОСЫ ЭТНОГЕНЕЗА НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ В СВЕТЕ ДАННЫХ АНТРОПОЛОГИИ, 1953
  3. К ПРОБЛЕМЕ ЭТНОГЕНЕЗА УЙГУРОВ (ПО ДАННЫМ СРАВНИТЕЛЬНОЙ АНТРОПОЛОГИИ НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ И СИНЬЦЗЯНА) (табл. 40 — 44)
  4. Глава III ДАННЫЕ ПО АНТРОПОЛОГИИ НАРОДОВ СОПРЕДЕЛЬНЫХ СТРАН И ВОПРОС О СТЕПЕНИ ИХ УЧАСТИЯ В ЭТНОГЕНЕЗЕ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ
  5. В.Я. ЗЕЗЕНКОВА МАТЕРИАЛЫ К ПАЛЕОАНТРОПОЛОГИИ УЗБЕКИСТАНА И ТУРКМЕНИИ (табл. 45 — 54)
  6. Глава II РАСОВЫЙ СОСТАВ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ И ИХ ЭТНОГЕНЕЗ В СВЕТЕ ДАННЫХ АНТРОПОЛОГИИ
  7. АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ СОСТАВ НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ И ЭТНОГЕНЕЗ ЕЕ НАРОДОВ В СВЕТЕ ДАННЫХ АНТРОПОЛОГИИ
  8. Данные по антропологии групп, переселившихся из Передней Азии. Среднеазиатские евреи и арабы (табл. 30, 31, 33)
  9. Данные по антропологии монголоидов, переселившихся в Среднюю Азию из Джунгарии и с Дальнего Востока Дунгане и корейцы[13] (табл. 35 — 36)
  10. ПЕРЕЖИТКИ ВОЗРАСТНЫХ КЛАССОВ У НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ
  11. 8.3. Народы Средней Азии и Казахстана