Задать вопрос юристу

VIII. С ЛОГИЧЕСКОЕ СОВЕРШЕНСТВО ЗНАНИЯ ПО КАЧЕСТВУ.— ЯСНОСТЬ.— ПОНЯТИЕ ПРИЗНАКА ВООБЩЕ.— РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ ПРИЗНАКОВ.—ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛОГИЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ ВЕЩИ.—РАЗЛИЧИЕ ЛОГИЧЕСКОЙ И РЕАЛЬНОЙ СУЩНОСТИ.— ОТЧЕТЛИВОСТЬ КАК ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ ЯСНОСТИ.— ЭСТЕТИЧЕСКАЯ И ЛОГИЧЕСКАЯ ОТЧЕТЛИВОСТЬ.—РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ АНАЛИТИЧЕСКОЮ И СИНТЕТИЧЕСКОЮ ОТЧЕТЛИВОСТЬЮ

Человеческое познание рассудком дискурсивно, т. е. оно происходит посредством представлений, которые в основание знания кладут общее для различных вещей, следовательно, [это есть познание] посредством признаков как таковых.
Таким образом, мы познаем вещи лишь посредством признаков, и это и есть познание, происходящее от знания.
Признак — это то в вещи, что составляет часть ее по-знания, или — что то же — частичное представление, по-скольку оно рассматривается как основание познания це-лого представления. Поэтому все наши понятия суть признаки, и все мышление есть не что иное, как представление посредством признаков.
Всякий признак можно рассматривать с двух сторон: во-первых, как представление само по себе; во-вторых, как принадлежащее, в качестве частичного понятия, к пол-ному представлению вещи и, поэтому, как основание по-знания самой этой вещи.
Все признаки, рассматриваемые как основания познания, допускают двоякое употреблепие — внутреннее и внешнее. Внутреннее употребление состоит в отвлечении^ чтобы познать саму вещь посредством признаков, как оснований ее познания. Внешнее употребление состоит в сравнении, поскольку посредством признаков мы можем сравнить одну вещь с другими по правилам тождества или различия.
У признаков есть разные специфические отличия, на которых основывается следующая их классификация. 1. Признаки аналитические или синтетические. Пер-вые суть частичные понятия моего действительного по-нятия (те, которые я в нем уже мыслю); последние, на-против, частичные понятия лишь возможного целостного понятия (которое, следовательно, может возникнуть лишь благодаря синтезу различных частей). Первыми являются все рациональные понятия; последние могут быть опытными понятиями.
Признаки координированные или субординированные. Это разделение признаков касается соединения их либо друг за другом, либо одного под другим.
Признаки являются координированными, поскольку каждый из них представляется как непосредственный признак вещи, и — субординированными, поскольку один признак представляется в вещи лишь посредством другого. Соединение координированных признаков в целое понятия есть агрегат; соединение субординированных признаков — ряд. Агрегация координированных признаков образует целостность (Totalitat) понятия, которая, впрочем, в синтетических эмпирических понятиях никогда не может быть завершена и подобна неограниченной прямой.
Ряд субординированных признаков ведет a parte ante, или в сторону оснований — к неделимым понятиям, кото-рые в силу своей простоты не допускают дальнейшего расчленения; напротив, a parte post, или в отношении следствий, ряд бесконечен, ибо хотя мы и имеем высший genus, но не имеем никакого низшего species.
С присоединением каждого нового понятия к агрегации координированных признаков возрастает экстенсивная отчетливость, или отчетливость в ширину, так же как с дальнейшим анализом понятий в ряду субординированных признаков возрастает отчетливость интенсивная, или отчетливость в глубину. Этот последний вид отчетливости, как необходимый для основательности и убедительности знания, является поэтому главным образом задачей философии и более всего необходим, в частности, в метафизических исследованиях.
Признаки утвердительные или отрицательные. По-средством первых мы познаем, чем является вещь, по-средством вторых — чем она не является.
Отрицательные признаки служат для того, чтобы пре-дохранять нас от ошибок. Поэтому они не нужны там, где ошибиться невозможно, и нужны и важны лишь в тех случаях, где они предохраняют нас от важной ошибки, в которую мы могли бы впасть. Так, например, в отношении понятия о таком существе, как бог, отрицательные признаки весьма нужны и важны.
Таким образом, посредством утвердительных признаков мы стремимся нечто понять; при помощи отрицательных, в которые могут быть превращены все признаки,— лишь не впадать в недоразумение, или лишь не ошибаться; посредством их мы ничего не можем познать.
Признаки важные и плодотворные или — несущественные и неважные.
Признак является важным и плодотворным, когда он есть основание познания значительных и многочисленных следствий — отчасти в смысле его внутреннего употреб-ления — употребления при отвлечении,— поскольку он является достаточным для познания посредством него весьма многого в самой вещи, отчасти в смысле его внешнего применения — при сравнении,— поскольку он служит для познания как сходства вещи с многими другими, так и ее отличия от многих других.
Впрочем, логическую важность и плодотворность мы должны отличить здесь от практической — от полезности и применимости.
Признаки достаточные и необходимые или недостаточные и случайные.
ГІризпак достаточен, поскольку его достаточно для того, чтобы всегда отличить вещь от всех других; в про-тивном же случае он недостаточен, как, например, при-знак лаяния для собаки. Но достаточность признаков, как и их важность, можно определить лишь относительно, в отношении той цели, которая ставится познанием.
Наконец, необходимыми признаками являются те, ко-торые всегда должны встречаться в представляемой вещи. Такие признаки называются также существенными и про-тивополагаются несущественным и случайным, которые могут быть отделены от понятия вещи.
Но между необходимыми признаками существует еще одно различие.
Одни из них принадлежат вещи как основания других признаков той же вещи; напротив, другие принадлежат вещи лишь как следствия других признаков.
Первые являются первоначальными и конститутивными признаками (constitutiva, essentialia in sensu strictis- simo); другие называются атрибутами (consectaria, ratio- nata), и хотя тоже принадлежат к сущности вещи, но лишь поскольку они могут быть выведены из ее суще- ственных частей, как, например, три угла из понятия трехсторопией фигуры.
Несущественные признаки также бывают двоякого вида: они касаются или внутренних определений вещи (modi), или ее внешних отношений (relationes). Так, например, признак учености означает внутреннее определение человека; господин или слуга — лпшь его внешнее отношение.
Совокупность всех существенных частей вещи, или достаточное количество ее признаков в отношении координации или субординации, есть сущность (complexus nola- rum priniilivarum, interne concepLui dalo sufficient!urn; s. complexus notarum, conceptum aliquem primitive cons- tituentium).
Но при таком объяснении мы отнюдь не должны, однако, мыслить здесь реальную, или природную, сущность вещи, каковую мы нигде не способны усмотреть. Так как логика отвлекается от всякого содержания знания, а сле-довательно, и от самих вещей, то в этой пауке может быть речь исключительно лишь о логической сущности вещей. И это мы можем легко понять. Ведь сюда относится лишь знание всех предикатов, в отношении которых объект определен в своем понятии, тогда как для реальной сущности вещи (esse rei) нужно знание тех предикатов, от которых, как оснований определения, зависит все то, что принадлежит к ее наличному бытию. Например, для опре-деления логической сущности тела нам совсем не нужно отыскивать данных в природе; нам нужно направить свою рефлексию лишь на такие признаки, которые, как сущест-венные составные части (constitutiva, rationes), изначально конституируют его основное понятие. Ибо логическая сущность и есть не что иное, как первое основное понятие всех необходимых признаков вещи (esse conceptus).
Итак, первая ступень совершенства нашего знания по качеству есть его ясность. Вторая ступень, или более высокая степень ясности, есть отчетливость.
Последняя состоит в ясности признаков.
Тут мы прежде всего должны логическую отчетливость отличать от эстетической. Логическая отчетливость основывается на объективной ясности признаков, эстетическая — на субъективной. Первая есть ясность посредством понятий, последняя есть ясность посредством созерцания. Следовательно, последний вид отчетливости состоит в одной живости и вразумительности, т. е. в простой ясно-сти на конкретном примере (ведь вразумительным может быть миогое, что не является отчетливым, и, наоборот, отчетливым может быть многое из того, что, однако, трудно для понимания, ибо бывает связано с отдаленными признаками, соединение которых с созерцанием возможно лишь посредством длинного ряда [признаков]).
Объективная отчетливость нередко вызывает субъек-тивную неясность, и наоборот. Поэтому логическая отчет-ливость нередко возможна лишь в ущерб эстетической, и наоборот, эстетическая отчетливость, которая достигается при помощи примеров и уподоблений, не совсем подходящих и приводимых лишь но аналогии, часто вре-дит логической отчетливости. Да и, кроме того, примеры пе являются признаками и принадлежат не к понятию как ого части, по лишь в качество созерцаний к применению понятия. Поэтому отчетливость благодаря примерам — просто вразумительность и совсем иного рода, чем отчетливость при помощи понятий как нризпаков. В сое-динении и тоіі н другой -- отчетливости эстетической, или популярной, с отчетливостью схоластическою, или логическою, состоит проницательность. Ибо иод проницательным умом разумеется талант яркого, доступного пониманию обычного рассудка, изложения абстрактных и основательных знаний.
Что касается теперь, в частности, логической отчетливости, то ее можно назвать полной отчетливостью, поскольку есе признаки, образующие в своей совокупности полное понятие, приведены здесь в ясность. Совершенно или вполне отчетливым понятие опять-таки может быть или в отношении полноты своих координированных признаков, или в отношении полноты своих субординированных признаков. В полной ясности координированных признаков состоит экстенсивно совершенная, или достаточная, отчетливость понятия, которая называется также об-стоятельностью. Полная ясность субординированных признаков образует интенсивно совершенную отчетливость — углубленность.
Первый вид логической отчетливости можно также назвать внешней полнотой (completudo externa), а другой — внутренней полнотой (completudo interna) ясности признаков. Последней можно достичь с помощью чистых ра-циональных и произвольных, но не эмпирических понятий.
Экстенсивная величина отчетливости, если она не чрезмерна, называется точностью (размеренностью). Обстоятельность (completudo) и размеренность (praecisio) вместе составляют соразмерность (cognitionem, quae rem adaequat); а в интенсивно-адекватном знании в [его] углубленности, в сочетании с экстенсивно-адекватным знанием в [его] обстоятельности и точности состоит полное (по качеству) совершенство знания (consummata cogni- tionis perfectio).
Если, как мы заметили, задача логики — делать ясные понятия отчетливыми, то спрашивается, каким образом она делает их отчетливыми?
Логики Вольфовой школы всякое достижение большей отчетливости знаний полагают в одном расчленении их. Но не всякая отчетливость основывается па анализе дан-ного понятия. Благодаря анализу она достигается лишь от-носительно тех признаков, которые мы уже мыслили в по-нятии, но отнюдь не тех, которые только еще соединяются в понятие, как части целого возможного понятия.
Тот вид отчетливости, который получается не благодаря анализу, а благодаря синтезу признаков, есть синтети-ческая отчетливость. И следовательно, имеется существенное различие между положениями: образовать отчетливое понятие и — понятие сделать отчетливым.
Ибо, когда я образую отчетливое понятие, то я начинаю с частей и от них иду к целому. Здесь еще пет признаков; впервые я получаю их благодаря синтезу. Благодаря этому синтетическому приему возникает синтетическая отчетливость, которая действительно расширяет мое понятие по содержанию посредством того, что привходит сверх понятия с помощью (чистого или эмпирического) созерцания как признак.— Этим синтетическим методом пользуются для прояснения понятий математик и натурфилософ. Ведь всякая отчетливость собственно математического, как и всякого опытного познания, основывается на таком его расширении посредством синтеза признаков.
Но когда я делаю понятие отчетливым, то посредством одного лишь такого расчленения мое знание ничуть не увеличивается по содержанию. Оно остается таким же, изменяется только его форма, поскольку я лишь научаюсь лучше различать или яснее распознавать то, что в данном понятии уже содержалось. Как благодаря лишь ос-вещению картины в нее самое ничто не привходит, так и благодаря лишь прояснению данного понятия посредст-вом анализа его признаков само это понятие ничем не обогащается.
Синтез относится к прояснению объектов, анализ — понятий. В последнем случае целое предшествует частям, в первом — части целому. Философ лишь делает отчетливыми данные понятия. Но иногда пользуются синтетическим приемом, если даже понятие, которое хотят сделать отчетливым этим способом, уже дано. Это часто имеет место в отношении опытных положений, когда не довольствуются признаками, которые уже мыслятся в данном понятии.
Аналитический способ достижения отчетливости, ка-ковым логика только и может заниматься, есть первое и главное требование при сообщении нашему знанию отчет-ливости. Ибо чем отчетливее наше знание вещи, тем более надежным и эффективным оно может быть. Только анализ не должен идти так далеко, чтобы в нем в конце концов исчезал самый предмет.
Если бы мы осознали все, что знаем, то мы изумились бы великому множеству наших знаний.
В отношении объективного содержания нашего познания вообще могут быть мыслимы следующие степени, по которым оно в этом смысле может увеличиваться: первая степень познания: представлять что-либо; вторая: представлять что-либо сознательно, или воспринимать (регсіреге);
третья: что-либо знать (noscere), или представлять, сравнивая с другими вещами, как по сходству, так и по различию;
четвертая: знать что-либо сознательно, т. е. познавать (cognoscere). Животные также знают предметы, но они не познают их;
пятая: понимать (intelligere) что-либо, т. е. познавать рассудком при помощи понятий, или конципировать. Это — нечто весьма отличное от постижения [Begreifen], Многое мы можем конципировать и не постигая, например perpetuum тоЬЦе, невозможность которого показывает механика;
шестая: познавать что-либо разумом, или усматривать (perspicere). Этого мы достигаем лишь в немногих вещах, и наши знания всегда являются тем меньшими численно, чем больше мы хотим усовершенствовать их по содер- жанию.
Наконец, седьмая: постигать (comprehendere) что-либо, т. е. посредством разума или a priori познавать что-либо в той степени, в какой это нужно для нашей цели. Ведь всякое наше постижение лишь относительно, т. е. достаточно лишь для известной цели; безусловно мы не постигаем ничего. Ничто не может быть постигнуто больше того, что демонстрирует математик, например того, что в круге все линии пропорциональны. И все-гіаки математик не постигает, каким образом возможно, что столь простая фигура имеет такие свойства. Сфера понимания, или рассудка, поэтому вообще гораздо шире, чем сфера постижепия, или разума.
<< | >>
Источник: И. КАНТ. Трактаты и письма. Издательство -Наука- Москва 1980. 1980

Еще по теме VIII. С ЛОГИЧЕСКОЕ СОВЕРШЕНСТВО ЗНАНИЯ ПО КАЧЕСТВУ.— ЯСНОСТЬ.— ПОНЯТИЕ ПРИЗНАКА ВООБЩЕ.— РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ ПРИЗНАКОВ.—ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛОГИЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ ВЕЩИ.—РАЗЛИЧИЕ ЛОГИЧЕСКОЙ И РЕАЛЬНОЙ СУЩНОСТИ.— ОТЧЕТЛИВОСТЬ КАК ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ ЯСНОСТИ.— ЭСТЕТИЧЕСКАЯ И ЛОГИЧЕСКАЯ ОТЧЕТЛИВОСТЬ.—РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ АНАЛИТИЧЕСКОЮ И СИНТЕТИЧЕСКОЮ ОТЧЕТЛИВОСТЬЮ:

  1. VI. ЧАСТНЫЕ ЛОГИЧЕСКИЕ СОВЕРШЕНСТВА ЗНАНИЯ А. ЛОГИЧЕСКОЕ СОВЕРШЕНСТВО ЗНАНИЯ ПО КОЛИЧЕСТВУ.— ВЕЛИЧИНА.—ЭКСТЕНСИВНАЯ И ИНТЕНСИВНАЯ ВЕЛИЧИНА.— ШИРОТА И ОСНОВАТЕЛЬНОСТЬ ИЛИ ВАЖНОСТЬ И ПЛОДО-ТВОРНОСТЬ ЗНАНИЯ.— ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГОРИЗОНТА НАШИХ ПОЗНАНИЙ
  2. V. ПОЗНАНИЕ ВООБЩЕ. ИНТУИТИВНОЕ И ДИСКУРСИВНОЕПОЗНАНИЕ; СОЗЕРЦАНИЕ И ПОНЯТИЕ И ИХ РАЗЛИЧИЕ В ЧА-СТНОСТИ.— ЛОГИЧЕСКОЕ И ЭСТЕТИЧЕСКОЕ СОВЕРШЕНСТВОЗНАНИЯ
  3. VII. В. ЛОГИЧЕСКОЕ СОВЕРШЕНСТВО ЗНАНИЯ ПО ОТНОШЕНИЮ.—ИСТИНА.—МАТЕРИАЛЬНАЯ И ФОРМАЛЬНАЯ, ИЛИ ЛО-ГИЧЕСКАЯ ИСТИНА.— КРИТЕРИИ ЛОГИЧЕСКОЙ ИСТИНЫ.— ЛОЖНОСТЬ И ОШИБКА.— ВИДИМОСТЬ КАК ИСТОЧНИК ОШИБКИ.—СРЕДСТВО ДЛЯ ИЗБЕЖАНИЯ ОШИБОК
  4. IX. D. ЛОГИЧЕСКОЕ СОВЕРШЕНСТВО ЗНАНИЯ ПО МОДАЛЬНОСТИ. ДОСТОВЕРНОСТЬ.— ПОНЯТИЕ ПРИЗНАНИЯ ИСТИННОСТИ ВООБЩЕ.—МОДУСЫ ПРИЗНАНИЯ ИСТИННОСТИ: МНЕНИЕ, ВЕРА, ЗНАНИЕ.—УБЕЖДЕНИЕ И УВЕРЕННОСТЬ.—ВОЗДЕРЖАНИЕ ОТ СУЖДЕНИЯ И УСТРАНЕНИЕ СУЖДЕНИЯ.—ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ СУЖДЕНИЯ.— ПРЕДРАССУДКИ, ИХ ИСТОЧНИКИ И ГЛАВНЫЕ ВИДЫ
  5. Учение о степенях совершенства (логические предпосылки)
  6. § 15. Условия возникновения высших и низших понятий:логическая абстракция и логическое ограничение
  7. § 1. Сущность и логическая структура гипотезы
  8. § 1. Сущность и логическая структура вопроса
  9. 3. Программа логического позитивизма (логического эмпиризма)
  10. I. СПОСОБЫ ЛОГИЧЕСКОГО УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗНАНИЯПОСРЕДСТВОМ ОПРЕДЕЛЕНИЯ, ЭКСПОЗИЦИИИ ОПИСАНИЯ ПОНЯТИЙ
  11. Оценка логических качеств текста
  12. § 3. Логическая структура понятия
  13. § 1. Понятие формально- логического закона
  14. § 5. Логические отношения между понятиями
  15. § 6. Логические операции с понятиями
  16. 6. ПЕРВИЧНЫЕ И ВТОРИЧНЫЕ КАЧЕСТВА. РЕАЛЬНЫЕ И НОМИНАЛЬНЫЕ СУЩНОСТИ
  17. 2. ПРОБЛЕМА ОБЩИХ ПОНЯТИЙ В ЛОГИЧЕСКОМ УЧЕНИИ СТОИКОВ
  18. § 1. Понятие и логическая характеристика проблем и вопросов