Социально-психологические характеристики ментальности постсоветских поколений в условиях социокультурного кризиса


В. И. Пищик (Ростов-на-Дону)
Вбыстроизменяющемся мире стоит особо актуально проблема трансформации ментальности поколений. Из отношения человека к миру и к человечеству, писал С. Л. Рубинштейн, «вытекает и отношение человека к жизни и смерти, как бытию и небытию, отношение к прошлому и будущему, и конкретно - к переходу от одного общественного строя к другому» (Рубинштейн, 2003, с. 360). А отсюда автор делал вывод, что со сменой общественного строя новый человек порождается не автоматически, но благодаря включению человека в новые человеческие отношения, в которых он «переделывается». С. Л. Рубинштейн выводил один из параметров человеческого бытия -отношение к другому человеку. Он считал, что не ценности первичны у человека, а отношения мира и человека. Изменение, перестройка взаимоотношений человека с миром, с другими людьми, обществом ведет к переоценке ценностей - таков результат диалектики жизни. Поскольку ментальность выражается в социально-психологических феноменах, то за проблемой трансформации ментальности открывается проблема отношения к миру и к другому человеку, к обществу.
Были выделены факторы, влияющие на качество и определенность ментальности в культуре. На ментальность оказывают взаимовлияние все сферы общества (политика, экономика, религия, социальная сфера и др.), цивилизационные движения (переход к глобализации, рост техногенности, информационные, экологические факторы и т. д.), распространенные виды и типы культуры, типы личности. В различных культурно-исторических ситуациях эти системы факторов могут приобретать решающее значение. Следовательно, ментальность выступает как продукт совокупного действия всех системных факторов.
С позиции системного подхода нами было выявлено, что архетипы, образ мира, образ жизни, стиль мышления, особенности коммуникации у поколений имеют общие тенденции, которые можно привести к соответствию определенной ментальности. При этом ментальность проходит этапы в своем развитии - от традиционной к инновационной ментальности (Пищик, 2006). На этом пути происходят рассогласования/согласования ценностей, смыслов и значений в ядре ментальности поколений, приводящие к изменению параметров ее периферии - социально-психологических характеристик. Это происходит под воздействием определенной системы факторов. Отношение коллективного субъекта к своему образу жизни и образу мира является устойчивым. Оно распространяется среди субъектов по законам социального влияния, посредством дискурса. Процесс системообразования инновационной ментальности начинается с противоречия в отношениях коллективного субъекта к традиционному образу жизни и образу мира. Так социалистический образ жизни и образ мира потерял в глазах субъектов позитивное значение, смысл. Что способствовало тому, что среди людей распространились иные инновационные представления, идеалы образа мира и образа жизни. Это привело в движение их ценностно-смысловое, традиционное единство. Формировались новые значения, подкрепляемые новыми контекстами, рождались новые смыслы, перестраивающие ценностную систему, что вело к новым действиям, к которым у коллективного субъекта образовалось особое отношение. Зародившись, новые отношения развивались в целостность, в систему и приводили к функциональной перестройке ментальности. Формировались иные интерпретационные схемы, с помощью которых поколения могли оценивать социальную ситуацию и новые программы поведения. В результате изменилась направленность социально-психологических характеристик ментальности поколений: от взаимозависимости к независимости в отношениях, от стабильного образа мира к нестабильному, от консерватизма к готовности к изменениям, от дискурсивной гомогенности к гетерогенности, от коллективизма к индивидуализму в ценностных ориентациях.
Эмпирическим путем нами было проведено сравнение составляющих ментальности постсоветских поколений начала XXI в. Южного региона России и советских поколений 70-80-х годов ХХ в. (Пищик, 2007). Исследовательская гипотеза была построена на том, что ментальность поколений, как коллективных субъектов, подверглась воздействию конкретной культурно-исторической ситуации - перестройке. Поэтому, вступая в новую историческую эпоху, поколения воспринимают актуальные воздействия, новые дискурсы в соответствии со своими ранее приобретенными интерпретационными схемами, а именно в соответствии с образом мира, образом жизни, доминирующими стилями мышления и особенностями коммуникации, в системной организации которых задана особая согласованность содержания их ценностей, смыслов и значений. Что вызывает в них рассогласования, отраженные в дискурсах поколений.
В различные исторические эпохи ведущим фактором развития ментальности коллективного субъекта были следующие: в развитии дописьменной ментальности - телесность, предметность; в развитии письменной ментальности - знаковость, письменность; в развитии медиаментальности - информационная коммуникация, визуальные образы (Шкуратов, 2006). С позиции рассмотрения видов ментальности ведущими факторами ее развития выступают: в развитии традиционной ментальности - традиции; в развитии переходной ментальности - разрушение традиций; в инновационной ментальности - индивидуальность; в развитии постинновационной менталь-ности - разрушение индивидуальности, переход к коллективности.
Ментальность развивается в зависимости от условий психологической системы, к которой она принадлежит, и от взаимоотношений с другими явлениями. Как отмечает В. А. Шкуратов, необходимо иметь «предположение о характере связи человека и культуры (опосредовании) в данном ментальном порядке» (Шкуратов, 2006, с. 91), тогда можно будет определить вид ментальности. Особенности опосредования в психологической системе определяют порядок, системную организацию ментальности в определенный исторический период развития коллективного субъекта. При социализме человек и культура были опосредованы идеологизироваными знаковыми системами, следовательно, господствовала письменная, традиционная ментальность. В эпоху социализма была достигнута ценностно-смыловая близость ментальности, опирающаяся на производственно-экономическую, социальную, политическую и духовную общность поколений. В современном капиталистическом российском обществе преобладает медиаментальность, которая находится на этапе перехода от традиционной к инновационной ментальности. Причем, как показали исследования (Пищик, 2007), преобладает традиционная ментальность, но наблюдаются и большие показатели по инновационной ментальности в группе переходных поколений. Поколения сегодня живут в условиях господства частнособственнических экономических отношений, опирающихся на социальное неравенство и разность интересов людей. Средства массовой информации в руках государства и частных собственников. Это способствует тому, что нет единой традиционной линии, которая бы определяла направленность передаваемой информации. Поколения выбирают свой канал информационной коммуникации, который опирался бы на определенные ценности, смыслы и значения. Поэтому наблюдается разрыв между поколениями на уровне ценностно-смыслового рассогласования в их ментальности.
На основании эмпирического исследования ценностно-смысловых составляющих российской ментальности (Пищик, 2007) можно предположить, что в условиях социокультурных изменений происходит процесс частичной ее трансформации. Социокультурный кризис, приводящий к смене форм собственности, реструктуризации социальной системы, высокому динамизму в политической системе, способствует тому, что общество предъявляет новые требования к социальной компетентности человека и его общественному образу. Это сказывается на том, что человек сознательно и бессознательно вносит коррективы в формы своей субъектности (самореализацию, самодетерминацию, самопрезентацию, саморазвитие, самопредъявление). Фактически начинает изменяться «представленность» субъекта в мире. Человек, коллективный субъект по-иному «продляется» в мир. Определяя новые возможные, реализуемые проекты жизнедеятельности в мире, человек и коллективный субъект выбирают новые социальные категории для самоопределения, социальные роли, позиции для идентификации, акцентируются на новых социально-психологических качествах, востребованных в инновационном обществе. Этому во многом способствуют трансформационные процессы в системе ментальности человека и коллективного субъекта. Происходит согласование/рассогласование между элементами ментальности, соответствующими традиционным нормам и правилам, изменяются их функциональные связи.
В современном российском социуме представлено несколько систем ценностей: традиционные, переходные, инновационные и постинновационные. Между данными системами существуют непреодолимые противоречия в силу того, что одни направлены на общинные, коллективистские формы жизнедеятельности (традиционная ментальность), а другие - на обособленные, индивидуалистические (переходная, инновационная ментальности). Традиционные ценностные системы жестко регламентированы, а инновационные ценности допускают больше степеней свободы в жизни коллективных субъектов, но при этом субъекты традиционной ментальности открыты миру, а субъекты инновационной ментальности закрыты, центрированы на себе.
Коллективные субъекты отторгают традиционные ценности. Это было эмпирически зафиксировано даже в группе пенсионеров.
Как установлено в исследовании переходных поколений Южного региона России, женская группа характеризуется: холодностью, соперничеством, склонностью к риску, которые характеризуют индивидуализм. Группа мужчин колеблется между индивидуализмом и коллективизмом и проявляет: миролюбие, дисциплинированность. Присутствие коллективистских начал и отсутствие иерархичности может свидетельствовать о том, что мы имеем дело с «горизонтальным индивидуализмом» в группе переходных поколений. В группе советских поколений выявлен конструкт «горизонтального коллективизма», характеризующийся: взаимовыручкой, верностью традициям, открытостью, устремленностью в прошлое и в будущее, сердечностью, дисциплинированностью и уважением власти. Это свидетельствует о рассогласовании ценностно-смысловых составляющих ментальности исследуемых поколений (Пищик, 2006).
Приоритетными ценностями поколений Южного региона России являются ценности безопасности, здоровья, семьи и высокооплачиваемой работы (Пищик, 2007). В ситуации социокультурных изменений на первое место выходят проблемы выживания, сохранения вида. Хотя здесь наблюдается противоречие, поскольку желание сохраниться замыкается на индивидуальности, по принципу «каждый за себя». Разобщенность в отношениях, холодность, интолерантность установок общения не способствуют сплочению субъектов. Та же проблема затронула ценность «семьи». В эмпирических данных мы фиксировали декларацию семьи как ценности, смысла, цели жизни. Ценность «семьи» связана у респондентов с позитивными высказываниями, традиционными смыслами. Она оказалась наиболее согласованным элементом образа мира коллективных субъектов. На практике, в реальной жизни фиксируется разрушение института семьи, «виртуализация» семейных отношений. Современная семья предполагает развитие обоих супругов, не всегда предполагает официальную регистрацию брака, количество детей сведено к минимуму. В такой семье уже меньше иерархии, наблюдается некоторая отчужденность в отношениях, выражающаяся в эмоциональной холодности супругов, разделение материальных доходов. Таким образом, ценность «семьи» связывается с новыми смыслами. Понятие «семья» приобретает многозначность, даже противоречивую, что было недопустимо для эпохи социализма. Была принята однозначность понятия. В этом и заключено рассогласование традиционной ценности «семьи» с инновационными ее смыслами и значениями.
Следовательно, в ядре ментальности синтаксико-семантичес-кие структуры закрепили значение «семьи» и приоритетность ее как терминальной ценности, но изменились смыслы семьи. Это привело к тому, что ценность семьи из терминальной ценности перешла в инструментальную ценность, что повлекло разрушение программы семейных отношений в реализующем компоненте ментальности.
Что касается ценности «труда», она исчезает из семантического пространства коллективных субъектов и переходит в значение «работа». Хотелось бы отметить, что снижается тенденция трудовых затрат на работе. У респондентов наблюдается большое стремление к «легким» деньгам, не всегда заработанным честным трудом. Наблюдается рассогласованность между ценностью «высокооплачиваемой работы» и качествами квалифицированного специалиста. Понижение общей профессиональной образованности ведет к неграмотности специалиста. Однако такие «специалисты» имеют, как правило, высокие амбиции, сочетающиеся с низкой социальной компетентностью. С изменением смысла труда поменялось значение работы и ее ценность. Ценность работы рассогласуется со значениями работы в традиционном понимании. В традиционном понимании ценность «работы» определялась целью «на благо общества». В современных условиях целью работы является достижение личного материального благополучия. Это рассогласование приводит к тому, что значение слова «труд» ассоциируется не с общественно полезным трудом, а с «прибылью», «деньгами». То есть понятию «труд» придается иной смысл, в отличие от традиционного.
Определение ведущей ценности «здоровья» у советских поколений, которая должна транслироваться молодежи, никак не сочетается с ведением здорового образа жизни, хотя этот стереотип еще сохранен в глубинах ментальности большинства респондентов. Смыслы здоровья связывались с активным образом жизни, занятиями спортом. Реклама лекарств, которая занимает ведущее место наряду с рекламой продуктов питания, призывает россиян к употреблению лекарств (пассивный способ борьбы с недугами). Следовательно, уже нет согласованности ценностей «здоровья» и активной позицией в образе жизни.
В результате данного анализа прослеживается закономерность, заключающаяся в том, что смыслы и значения определяют содержательное наполнение ценностей образа мира и приводят в соответствие с образом жизни человека. Нами было обнаружено рассогласование в системе смыслов поколений по параметрам: альтруизм, гедонизм, самореализация и коммуникация. Смысл альтруизма отчетливо представлен в группе постсоветских и переходных поколений, но в целях жизни нигде не представлен. Можно предположить, что и значения «бескорыстность», «жертвенность» будут мало употребляемы среди респондентов. Незначительно представлены коммуникативные смыслы в группе постсоветских и переходных поколений, а ценность любви, дружеских связей занимают приоритетные места в выборах респондентов, что, возможно, свидетельствует о рассогласовании ценностей и смыслов. Это также может подтверждать наличие инто-лерантности в отношениях людей, характеризующейся холодностью и отчужденностью, деперсонизацией. Интернет, мобильные телефоны представляют собой, с одной стороны, средство общения, а с другой, барьеры общения поколений.
Обнаруженные тенденции пересекаются с результатами исследования категорий образа мира поколений (Пищик, 2007). Для постсоветских поколений образ мира трехмерен, трансформируется от светлого, большого, свежего, быстрого к пассивному, шершавому, напряженному, плохому. Образ мира для девушек - это пространство любви, силы (тяжелый путь) и радости (ожидания счастья). Пространство образа мира у молодых мужчин так же трехмерно, но более однозначно, чем у женщин. Образ мира для них - это пространство любви, борьбы и счастья (радости). Пространство образа мира у советских поколений четырехмерно. Пространство образа мира для них -это интегральная шкала представления мира пережитой любви, интегральная шкала представления мира тяжелого пути, шкала представления мира непонятного и беспокоящего, несостоявшегося ожидания счастья, шкала представления мира сильного и хаотичного. Таким образом, мы видим области согласований в образе мира поколений и рассогласований. Отсюда можно заключить, что в образе мира стабильно и неизменяемо ядро, в котором значения схожи у всех групп и непостоянна периферия, которая содержит значения, изменяемые от группы к группе. В ядре постоянны следующие значения: любовь, радость, сложность, свежесть, умный-тупой. Эти значения связаны с коммуникативными, когнитивными, гедонистическими смыслами. Гедонистический смысл, как показало исследование, вытеснен у поколений, кроме группы переходных поколений. То есть по-прежнему среди поколений представлен запрет на удовольствие. Хотя в значениях образа мира он зафиксирован. По-прежнему лидируют коммуникативные значения. Когнитивные смыслы представлены в образе мира в виде оценок умный - тупой и в оценках мира как сложного. Но когнитивные ценности занимают не лидирующие места. В современном социуме больше ценится социальный интеллект, чем иные его формы. Трансформация образа мира ментальности, выделенная на его периферии, свидетельствует о том, что у советского поколения преобладают негативные оценки образа мира, хотя это может свидетельствовать об их тяжелой жизни в современном мире. Эмпирически установлено, что социальные установки, представления о своем «Я» значимо различаются в группах советских и постсоветских поколений. Первые имеют коллективистскую направленность, а вторые - индивидуалистическую направленность указанных социально-психологических характеристик.
Резюмируя, можно отметить, что исследование подтверждает гипотезу о противоречии между устоявшимися особенностями поколений, обусловленными социокультурными стереотипами восприятия, отношения, взаимодействия с миром, и несоответствующими им внешними условиями. Эмпирически выявлены социально-психологические характеристики различных типов ментальности советских, постсоветских поколений. Обнаруженная большая выраженность у постсоветских поколений переходной и инновационной менталь-ностей может служить показателем трансформационных процессов в традиционной ментальности, приводящих к изменениям ее социально-психологических характеристик.
Литература
Пищик В. И. Определение понятия «коллективизм/индивидуализм» // Вопросы психологии. 2006. № 2. С. 30-36.
Пищик В. И. Тенденции трансформации ментальности поколений. Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2007.
Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир. Спб.: Питер, 2003.
Шкуратов В. А. Искусство экономной смерти. Сотворение видеомира. Ростов-на-Дону: Наррадигма, 2006.

<< | >>
Источник: А. Л. Журавлев. Психология человека в современном мире. Том 5. Личность и группа в условиях социальных изменений (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственный редактор - А. Л. Журавлев. -М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 400 с.. 2009

Еще по теме Социально-психологические характеристики ментальности постсоветских поколений в условиях социокультурного кризиса:

  1. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АКТУАЛИЗАЦИИ МНОГОУРОВНЕВОГО ГРУППОВОГО СУБЪЕКТА В РАЗЛИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ
  2. Тема 7. Проявление свойств личности в социально-психологических условиях валютног
  3. ИДЕОЛОГО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ОБРАЗА СОЦИАЛЬНОЙ ЖИЗНИ
  4. Социально-психологические аспекты жизнедеятельности личности в различных экологических условиях
  5. Специфика социАльно-психологичЕской адаптации молодых людей к условиям армии
  6. Проблема конкурентоспособности личности в современных социально-экономических условиях (психологический аспект)
  7. Е. Н. Роготнева СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ ОБРАЗОВАНИЯ в УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
  8. СРАВНЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ МАСС-МЕДИА МЕНТАЛЬНЫЕ УСИЛИЯ И СОЦИАЛЬНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
  9. 7.1. Психологический контекст выборов в постсоветской России
  10. СИСТЕМНАЯ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ РЕФЛЕКСИЯ МЕНТАЛЬНОЙ КОНВЕРГЕНЦИИ ОБЩЕСЛАВЯНСКОЙ И ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУР В УСЛОВИЯХ ПОЛИЦЕНТРИСТСКОЙ И АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И.Е. Ширшов, Л.В. Ширшова
  11. ИНДИВИДУАЛЬНОЕ САМОСОЗНАНИЕ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНЫХ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ Н.С. Ильюшенко
  12. «ЭПИГЕНЕТИЧЕСКИЙ» ВАРИАНТ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ АНТРОПОЛОГИИ: УЧЕНИЕ О ПРИОБРЕТЕНИИ ЧЕЛОВЕКОМ СОЦИАЛЬНЫХ КАЧЕСТВ 3.4.1. Двоякое понимание источника социально-культурных потребностей человека
  13. Социокультурные условия формирования Страхова как самобытного мыслителя
  14. ХАРАКТЕР И НАПРАВЛЕННОСТЬ ТРАНСФОРМАЦИИ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА И.В. Лашук
  15. 4. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА И ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ПОСТСОВЕТСКИХ ГОСУДАРСТВАХ
  16. 4.1. СОВРЕМЕННЫЕ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СТРАНАХ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ И НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
  17. § 4. Психоанализ в постсоветском пространстве: перевод и рецепция Условия рецепции в исторической перспективе
  18. А. В. Бузгалин, д. э. н. М. И. Воейков, д. э. н. О. Ю. Мамедов, д. э. н. В. Т. Рязанов. Политэкономия: социальные приоритеты. Материалы Первого международного политэкономического конгресса. Т. 1: От кризиса к социально ориентированному развитию: реактуализация политической экономии., 2013
  19. ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПОСТСОВЕТСКОМ ОБЩЕСТВЕ КАК ОБЪЕКТ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА Е.Г. Наумова
- Коучинг - Методики преподавания - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Этническая психология -