ЯЗЫК СОВРЕМЕННЫХ ГАЗЕТ: АВТОР И АДРЕСАТ М.В. Гречихин Белгородский государственный университет

Современная российская пресса, как представляется, обрела наконец-то необходимые для полноценного функционирования независимость и свободу. В связи с этим необыкновенно повышается роль субъекта, причем как создателя журналистского текста, так и его адресата, что отражается на всех аспектах журналистского творчества и прежде всего на языке масс-медиа.
В условиях наблюдаемого «панкреатизма» особенно значимой становится идея М.М. Бахтина о том, что «реальность языка - это не изолированное единичное монологическое высказывание, а взаимодействие по крайней мере двух высказываний, то есть диалог» [1, 114]. Закономерно, что вопрос о диалогичности текстов ставился неоднократно в целом ряде работ, в которых в частности рассматривалось стремление журналиста не только к поиску и репрезентации факта, но и к его интерпретации, отражающейся в языковом оформлении, а также влияние на создаваемый текст характеристик адресата, то есть просчитанной читательской аудитории, реакция которой ожидается и планируется.

Язык современных масс-медиа свидетельствует, с одной стороны, о том, что автор практически не имеет ни внешних, ни внутренних границ самовыражения (кстати, С.И. Сметанина в качестве эпиграфа к разделу «Автор как речевая структура и как субъект журналистской деятельности» своей монографии очень кстати и не без основания приводит слова одного из героев В. Пелевина, который называет обозревателя популярной газеты оборзевателем [6, 253]), а с другой - о его ориентации на адресата, модель которого прочитывается в создаваемом тексте. Современная пресса диалогична, может быть, даже архидиалогична. Журналист смело вступает в контакт со своим читателем. Учитывая социокультурную и психологическую модель адресата, его ценности и запросы автор идет путем совместного освоения окружающего мира, совместного осмысления факта, что создает условия для эффективного коммуникативного процесса. Именно в совместном поиске «оптимальных путей назревших общественных проблем» состоит сущность публицистического способа освоения информационного пространства [2, 16].

В языке человек реализуется сущностно, поэтому на основании идиолекта можно определить особенности субъектов коммуникации - их потребности, интересы и вкусы, ср.: Вместо того, чтобы испугаться возможного теракта и быстро покинуть торговый зал, люди решили воспользоваться подвернувшейся халявой («Житье-бытье». 2005. №37). Современные журналистские тексты эксплицируют их мировоззренческие установки. Создавая текст, автор продумывает не только свою позиции по отношении к описываемым фактам, но и способы ее репрезентации, учитывающие, с одной стороны, личную творческую индивидуальность, а с другой стороны, когнитивные возможности адресата. Современный журналист решителен, он смело делится с читателями своими мыслями и догадками, аргументами и доводами, сомнениями и надеждами, вовлекая его в совместный процесс творчества и поиска истины. Автор как будто не сомневается в правильности своих суждений и в весомости своих аргументов.

Автор как субъект современной журналистской деятельности - это вовсе не простой наблюдатель, не статист, а, скорее, исследователь, пытающийся найти закономерности в современном мире, понять причины возникновения тех или иных фактов и дать корректный социальный диагноз. При этом автор не ограничивается только функцией ученого, отстраненного от предмета своего исследования, он избыточно эмоционален, ср.: Мы как-то привыкли видеть обманутую жену в роли несчастной жертвы («Житье-бытье». 2001. №34). Он смотрит на факт как лицо крайне заинтересованное, обнаруживая свои предпочтения и вкусы.

Позиция автора обнаруживается в тексте как на уровне лексики, так и на уровне грамматики.

Большое количество в современной журналистском дискурсе «эго-позитивной лексики» [4] говорит о том, что автор не созерцает бытие, не регистрирует факты, а ведет активный и заинтересованный диалог с читателем, обмениваясь с ним мыслями и чувствами, суждениями и оценками. Поэтому столь типичны в журналистском тексте словосочетания типа тревожная обстановка и поразительный факт. Нельзя не согласиться с утверждением, что в подобных текстах «эмоциональный заряд проходит многоступенчатую рациональную обработку и тщательно вуалируется с целью создания скрытого эмоционального напряжения» [5].

Образ читателя возникает в сознании автора в виде комплекса подразумевающихся черт, то есть как «обобщенный характер... второй субъект коммуникативного акта» [3]. Подобные представления формируются у автора на основе личного опыта и наблюдения за аудиторией. Адресат как потенциальный читатель, обладающий собственными особенностями проявления рациональной деятельности и эмоций, выступает в разных ролях - слушателя, собеседника, коллеги, друга, оппонента и даже судьи. Приемы ролевой атрибуции могут быть различными: уточнение факта, риторический вопрос, апеллирование к мнению и т.д., ср.: И кто после этого скажет, что врать нехорошо? («Житье-бытье». 2005. №18); Что происходит с российскими мужчинами? (АиФ. 2006. №25); Так почему же зов природы торжествует над клятвой верности? («Житье-бытье». 2001. №34).

Создавая журналистский текст, современный автор открывает его информационным запросам читателей, обладающих определенной коммуникативной компетенцией и когнитивной способностью, поэтому образующийся текст как бы «конгруэнтен» своему читателю. Аудитория в какой-то мере диктует необходимый стиль речи, «вкус» которого она способна оценить: Море экшна, горы трупов, в основном вражеских, тяже- лыйрок в качестве фона и ... ни одной мысли («Житье-бытье». 2005. №31). Легко предположить, что цитируемый текст скорее всего предполагает в качестве своего адресата молодежь.

Автор в тексте обнаруживает себя по-разному: иногда он как будто отсутствует, а иногда его присутствие весьма весомо: До того как стать корреспондентом «Комсомольской правды», я работал в журнале «Автомобильный транспорт Казахстана» («Житье-бытье». 2006. №22); Первый театральный анекдот я услыхал от бабушки («Новая газета». 2006. №10).

Таким образом, анализ журналистского дискурса показывает, что язык современных СМИ отражает взаимодействие, диалог автора и адресата. При этом зачастую современный автор приближает себя к читателю путем опрощения, обнаруживая речевые признаки «выходца из глубинки» (особая интонация, манера говорения, простой синтаксис и т.п.). Язык современных масс- медиа формируется не только на основе полной свободы авторского самовыражения, но и на основе стремления «нравиться» адресату. 1.

Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. - М., 1979. 2.

Мисонжников Б.Я., Юрков А.А. Основы творческой деятельности журналиста. СПб., 2002. - 47 с. 3.

Полонский А.В. Категориальная и функциональная сущность ад- ресатности. - М., 1999. - 256 с. 4.

Полонский А.В. Русское слово в социокультурной перспективе // Русский язык за рубежом. - 2003. - № 3. - С. 61 - 68. 5.

Самигуллина А.С., Федорова А. Л. Прямая и косвенная оценка: все дело в эмоциональности // Вестник ОГУ. - 2004. - № 12. - С. 4 - 9. 6.

Сметанина С.И. Медиатекст в системе культуры (динамические процессы в языке и стиле журналистики конца ХХ века). - СПб., 2002. - 383 с.

<< | >>
Источник: А.П. Короченский. Журналистика и медиаобразование в XXI веке : Ж 92 сб. научных трудов Междунар. науч.-практ. конф. Белгород : Изд-во БелГУ,. - 368 с.. 2006

Еще по теме ЯЗЫК СОВРЕМЕННЫХ ГАЗЕТ: АВТОР И АДРЕСАТ М.В. Гречихин Белгородский государственный университет:

  1. СОЦИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА НА СТРАНИЦАХ БЕЛГОРОДСКОЙ ПЕРИОДИКИ* А.В. Полонский Белгородский государственный университет; В.Г. Глушкова Белгородский университет потребительской кооперации
  2. К ВОПРОСУ ОБ ЭКСПАНСИИ РАЗГОВОРНОСТИ В ЯЗЫКЕ ГАЗЕТЫ Ю.А. Шайдорова Белгородский государственный университет
  3. АКТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ СЛОВОПРОИЗВОДСТВА В ЯЗЫКЕ ГАЗЕТЫ Н.А. Бекетова Белгородский государственный университет
  4. ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАТИВНОГО ПОЛЯ В СОВРЕМЕННОМ КОММЕРЧЕСКОМ РАДИОВЕЩАНИИ В.А. Рязанцев Белгородский государственный университет
  5. СОВРЕМЕННЫЙ ИНТЕРАКТИВ В ПРАКТИКЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ КОММЕРЧЕСКИХ РАДИОСТАНЦИЙ А. С. Певзнер Белгородский государственный университет
  6. ОТРАЖЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ ЖИЗНИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА В НОВОМ СЛОВЕ (НА МАТЕРИАЛЕ ГАЗЕТНОЙ ПЕРИОДИКИ) Ю.Н. Шаталова Белгородский государственный университет
  7. ЖУРНАЛИСТИКА И СОЦИУМ Л.Я. Дятченко ректор Белгородского государственного университета
  8. МЕДИАКРИТИКА НА УКРАИНЕ Э.В. Хмеленко Белгородский государственный университет
  9. «ЯЗЫКОВАЯ ИГРА» В МЕДИАТЕКСТАХ С.В. Крюкова Белгородский государственный университет
  10. О ПЕРСПЕКТИВАХ ИССЛЕДОВАНИЯ ИСТОРИИ ЖУРНАЛИСТИКИ БЕЛГОРОДЧИНЫ С.М. Нарожняя Белгородский государственный университет
  11. ДИСКУРСИВНАЯ СИНЕРГЕТИКА СТИЛЯ Н. Ф. Алефиренко, Т.Р. Бакиева Белгородский государственный университет
  12. ОБ ОСНОВНЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКА СМИ М.Ю. Казак Белгородский государственный университет
  13. РОЛЬ ЖУРНАЛИСТИКИ В РАЗВИТИИ МЕДИАКУЛЬТУРЫ АУДИТОРИИ С. В. Ушакова Белгородский государственный университет
  14. НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ АВТОРСКОГО ДИСКУРСА С.А. Моисеева, Е.А. Огнева Белгородский государственный университет
  15. ПОНЯТИЕ ПРЕЦЕДЕНТНОСТЬ В КОНТЕКСТЕ ДИСКУРСИВНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И.И. Чумак-Жунь Белгородский государственный университет
  16. ОСОБЕННОСТИ НОВОСТНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ В ПЕЧАТНЫХ СМИ США А.А. Черкашина Белгородский государственный университет
  17. ВНУТРЕННЯЯ ФОРМА ФРАЗЕОЛОГИЗМА В СТИЛИСТИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ О.А. Воронкова Старооскольский филиал Белгородского государственного университета
  18. УПОТРЕБЛЕНИЕ ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ В ЯЗЫКЕ ФРАНЦУЗСКИХ ПЕЧАТНЫХ СМИ С.В. Слепцова Белгородский государственный университет